Ты аставил миня наидине с фивралём

В конце зимы, когда на семнадцатом этаже особенно люто завывает февральская вьюга, Денису захотелось вдруг шашлыка.

Он курил возле вытяжки в кухне, выдыхая сигаретный дым так, чтобы ни капли его не просочилось в комнату. Приходилось прогибаться под молодую жену, которая, купив квартиру, уложила и упаковала его под каблук и взяла в ежовые рукавицы. Ничего не поделаешь, такова уж суровая правда жизни – прав тот, у кого больше прав. Денис, собственно, и не особо противился.


Он сосал мамкину сиську почти до школы. Лет до трёх – точно. Юля Петровна, не зная уж как избавиться от такой саранчи и напасти, мазала грудь горчицей, втирала в соски красный молотый перец, густо укладывала аджику – от проглота Дениса не спасало ни одно средство. Ровно в девять вечера он шёл спать и начинал орать благим матом, намекая, что не пососав грудь, не уснёт.

Помог случай. Юля угодила в аварию, да так, что вообще насовсем. В смысле, пиздрякнулась навсегда. Вместе с обеими сиськами. Орущего в поисках привычного удовольствия Дениса сбагрили и обустроили в деревне у бабки Варвары, тугой на оба своих восьмидесятилетних уха. Хотя, если бы она и слышала вопли, то не смогла бы ничем помочь – её-то сиськи обмякли давным давно и напоминали, скорее, пару использованных презервативов. Через месяц Денис успокоился и от безысходности загрустил. Он печально бродил вдоль улицы, заборов на ней, лающих на него собак и по утрам частенько встречал доярок, идущих на ферму.

Их формы были прекрасны, а начавшееся вскоре половое созревание мальчика рождало различного рода фантазии. Засыпая, Денис представлял как ставит какую-нибудь дородную женщину с фермы на карачки, взбирается на неё верхом и скачет непременно вдаль и в закат. Сиськи доярки при этом развеваются в такт аллюра галопа и по ветру.

Девственности Денис лишился в девятнадцать лет и как-то так нехотя. К тому времени он вернулся в город к отцу и поступил в институт. Сокурсницы его, задроченные учёбой, груди имели впалые, какие-то очень невнятные и нехаризматические. Одним словом, шлюхи. Одна из них, выросшая в плохой экологии, совратила Дениса. И чуть не женила его на себе. Благо, ей подвернулся лётчик героической профессии и с хорошей зарплатой. Денис вздохнул с облегчением и уехал на каникулы строить коровник в составе комсомольского стройотряда.

И там он встретил её. Тоже, как и мать его, Юлю. В пёстром халатике или ситцевом платье она ходила и строила городским глазки. Городские почему-то смеялись, этого Денис понять и принять не хотел и не мог. Ему Юля нравилась. Пусть кривоваты ноги, пусть щербатая навсегда улыбка, пусть уши торчком. Зато какая изумительно свисающая в районе пупка бидонная грудь!

Несмотря на свою спорную внешность, в быту Юля оказалась практической и полезной. Зря что всю жизнь коровам хвосты крутила. Начав городскую карьеру на почте, она своим хамством и беспринципной наглостью быстро доросла до заведующей отделением. После чего у получателей стали пропадать в никуда айфоны, прибывшие посылками из америк. Через год, Юля приобрела трёшку в Бутово.

Денис обжёг пальцы и опомнился. Жизнь складывалась всё равно как-то не так. Не о том он мечтал. Дожил, блядь, до того, что не может покурить дома в постели сразу же после секса! Да и секс – когда он случился в последний раз? Денис и не помнил. Тоска и печаль овладели им.

Он тихо прошёл по квартире дозором. Юля спала: ей рано было вставать и сортировать посылки на айфоносодержащие и говно. В гостиной стоял компьютер. Денис присел возле него и загрузил Окна и Форточки. Запустив браузер, он открыл порно-сайт.

«Какие женщины, – спермотоксикозно вздохнул он, – Вот бы вдуть». От греха онанизма подальше, Ден закрыл вкладку и ушёл в блоги. На главной ЖЖ висел фитнес-пост о строительстве женского тела. Просмотрев фотографии фитнес-тян Денис возмутился: живут же люди! Вот эта, воронежская, совсем охуела! И коза из Башкирии туда же! Еврейку вообще следовало бы отпиздить – в её возрасте неприлично было вот так вот прилично выглядеть.

Денис написал комментарий: суки вы и сисек у вас нет. Вот моя жена в сто раз вас лучше – похвастался он и прислушался к раскатистому храпу из спальни.

Никто ему не ответил. И тут его проигнорили. Ни покурить, ни сожрать шашлыка, ни, даже, устроить срач посреди ЖЖ. Неужели, он и впрямь неудачник? Спрятав в ладони лицо, Денис заплакал навзрыд.

Спустя полчаса в дежурной части раздался звонок. Кто-то срывающимся голосом сообщил в телефон:
– Я... Убил... Отрезал... Сиське. И съел!
На ночь сиськи -- нельзя: они же жирные))
Мне оч понра!
ему теперь всё равно. в тюрьме не забалуешь.
*жрёт сырок*
жареные сиськи с сыром? оригинально. хорошая идея для Бокассы и Идди Амина.
такой вот эконом-вариант доктора Лектера получился?
еврейка, значит? ))

вот оно - лицо (и прочие атрибуты) сионизма, превращающие простых русских парней в каннибаллов!
Песенку вспомнил Агаты Кристи, про тайгу. Что то там было про то, что она стонет без мужика, без мужика.
фу какая страшная история
я помню рассказывали что один обормот
откусил соосок в общежитии во время траха
вот интересно, мужчины с оральной фиксацией обычно любят большую или маленькую грудь...
а я вот не люблю большие сиськи, хотя у меня явная оральная фиксация.
вечно у меня всё через жопу.
оральная - это когда стрессы жратвой заедают или куревом
анальная - когда наведением чистоты
ещё есть генитальная - когда фитнессом
если совсем вкратце
вроди бы...
неожиданная развязка)
но я бы убрала последнее предложение все-таки для цельности)
какая цельность, я тебя умоляю. в два часа ночи писала, жрала и рыдала от одиночества
Эх, Машунь, это у тебя фиксация: все бы тебе убрать)
чо там твои квадры?
я начну с вами возиться после майских, потому что в майские мои услия все на нет сведут
перфекционизм наше все)
объем бедра минус 1 см, ща 49 в самом толстом месте
перестала приседать, только в Смите со скрещенными ногами
бесят плюшечки на галифе, такое ощущение что жир только там на всем теле остался)))

после майских — прально, я в отпуск уезжаю
триллиыр!
Пользователь vitiriha сослался на вашу запись в записи «триллиыр!» в контексте: [...] уж суровая правда жизни – прав тот, у кого больше прав. Денис, собственно, и не особо противился. [...]
Я тожы инагда всегда уступайу сваей жыне патамуша сиське!
Тенденция однако наметилась: женщины с маленькими сиськами созданы для секаса, с большими - для домашнего хозяйства.
Ну ты могешь!)
На кухне обязана стоять 6литровая кастрюля борща
Бггг))) А чо мне никто утром не показал?