Милицейский беспредел

Давать в рот Егорова не имела права. Последние десять лет она служила в милиции регулировщицей транспорта и оборзевших вконец пешеходов. Поэтому когда её сожитель Степанов набрался смелости и предложил наконец заняться оральным сексом, Егорова строго ответила:
– В рот я беру только свисток! – и смутившись собственной дерзости в отношениях, добавила в оправдание: – Не могу же я осквернить свои губы хуем.

«Ах, так», – подумал Степанов, и дождавшись когда Егорова в третьем часу ночи крепко уснёт, засунул свисток прямо себе в трусы.
«Ишь ты», – подумал ещё раз Степанов, и почесав яйца, тоже заснул.


Утром, пока Егорова собиралась и чистила зубы в своём непорочном рту, Степанов незаметно достал свисток из трусов и засунул его обратно сожительнице в кобуру. После чего сладко зевнул и завалился досматривать сон, где его домогались ртом Бьонсе и Шакира одновременно.

Егорова заступила на пост в раздумьях. «Может быть, – думала она, – Всё-таки не стоило ему отказывать, ведь никто бы ничего не узнал». Но утреннее майское солнышко быстро прогнало печаль из её милой головки, и милиционер занялась делом: на красный свет проскочил автомобиль с каким-то очень уж наглым лицом за рулём. Егорова кинулась наперерез, махнула жезлом и, выхватив свисток из кобуры, звонко и задорно в него дунула. Автомобиль-нарушитель резко остановился.

Егорова, не вынимая на всякий случай свисток, подошла и откозырялась. Водитель как-то странно смотрел на неё, испугавшись, видимо, справедливого наказания. Он молча протянул документы и понурил повинную голову набок. После чего не выдержал и заржал.
– Пили что-то сегодня? – строго отреагировала Егорова на неуместную истерику воителя.
Тот отрицательно покачал головой и, не сдержавшись, снова хрюкнул от смеха.
– Курили запрещённое? Таблетки? Что-нибудь вкалывали в руку или другую часть тела? – продолжила опрос Егорова, не понимая почему водитель смеётся. – Что тогда с вами?
– Простите, – выдавил из себя мужчина, – Но у вас во рту – хуй.
У Егоровой отвисла челюсть так, что свисток выпал. Она подхватила его на лету и пригляделась – в руках у неё действительно был настоящий мужской половой член. Он даже шевелился и чуть подрагивал, как живой. Женщина застыла, осознавая конфуз.
– Я поеду, наверное? – осторожно спросил водитель, на что Егорова рассеяно кивнула и протянула ему документы.

Вернувшись на пост, женщина осторожно упаковала хуй в газетку и стыдливо прикрыла его Правилами дорожного движения сверху. Мыслей в голове не было, там образовался вакуум, в который ворвалась паника. А в этом время мимо проследовал на работу кортеж министра.

– Ёб твою мать, тупая пизда! – раздалось над ухом Егоровой через минуту. – Честь отдавать не надо, когда сам министр едет на службу?
Женщина подняла глаза и увидела перед собой своего начальника – полковника ГИБДД Слепцова-Кулёмина.
– Какого хуя мы тебя тут поставили? – продолжал орать он, – За какие заслуги, ты понимаешь?
Егорова отрицательно замотала своей головой.
– Ты должна радовать министра своим бодрым и жизнеутверждающим видом, корова! Что у тебя тут?
Полковник кивнул на хуй, прикрытый ПДД и газеткой. Егорова начала быстро соображать:
– Запасной жезл, товарищ полковник!
– Дай сюда! – командир схватил хуй и не глядя кинулся наперерез кортежу, который остановился и ждал, пока его поприветствуют.

Егорова в прострации наблюдала, как округлились глаза министра, когда к нему приблизился полковник с дрожащим хуем наперевес. Женщина в ужасе прикрыла глаза ладонями и...

... И проснулась. Время было пять часов и тридцать минут утра. Рядом сопел ничего не подозревающий и мирный Степанов, за окном только начинало светать. Егорова вспомнила вчерашний разговор про минет, и как Степанов, надувшись, ушёл первым спать.

Осознавая, что это был лишь сон, женщина пыталась прийти в себя. Всё было так реалистично, почти наяву, что она, не удержавшись, сунула сожителю руку в трусы. Свистка там не оказалось, зато хуй Степанова моментально напрягся.

«Утро, – подумала Егорова, помяла ещё немного половой член и, поколебавшись секунду, наклонилась, спустила трусы и принялась сосать. – В конце концов, из двух зол нужно выбирать меньшее».
Спасибааааааа!!!!!:))))
Класссс!!!!ааааабажаю!!!!!!!
Переведено с северокорейского? У них там девки в большинстве на дорогах жезлами машут
При артобстреле мало кто об оральном сексе помышляет.
там еще бьенси с шакирой партизан домогаются
Ай молодца!!!Классный рассказ!И главное конец хороший - главная героиня осознала,что была не права и начала исправляться!
А вот это очень круто!
по стилю написания почему-то Булгакова напомнило)
Про него и так много пишут)) а про Егорову -- никто!
Шакира и Бьенс -- ТОЛСТЫЕ!
Надо было ставить Кристиночку и Лену Миро!
нет, спасибо, я не хочу сниться какому-то степанову
а надо!
надо завязывать пропагандировать толстух как воплощение эрофантазий
«Ишь ты», – подумал ещё раз Степанов, и почесав яйца, заснул. - про меня есть,зачёт
Первая фраза: "Давать в Рот..."
Я бы поменял на: "Брать в рот..."
Блеа.. я все надеялся, что в конце начальник Егоровой настучит министру хуем по лбу..