Маска

Первый раз Бранд даже не обратил внимания на звоночек. Подумаешь, его любимая Эмм вдруг показалась похожей на бывшую любовь всей жизни Вик. Дело происходило перед домом моды одного дизайнера-педераста, где девушка подрабатывала, внутри автомобиля Бранда было темно, ну: «Ерунда, игра теней, с кем бывает», – решил молодой человек, и тряхнув головой, вжал любимую глубоким поцелуем в пассажирское кресло, войдя в неё языком.

Мелькнувшее воспоминание о былой любви придало поцелую привкус порока. Лаская ладонями лицо Эмм, Бранд узнавал в нём черты Вик, пальцы его дрожали, находя всё новые и новые подтверждения сходства. В конце концов, он не выдержал, отстранился от девушки, приоткрыл окно, жадно вдохнул воздух после дождя и закурил, выпуская дым в сумерки. Эмм, не почувствовав никаких перемен, достала из сумки помаду, включила тугой кнопкой в салоне свет и подправила губы, пытаясь разглядеть себя в зеркальце опущенного козырька. Закончив, она защебетала о своих новостях из мира моды: кто, с кем, когда, где и кого в этот раз. Молодой человек слушал её вполуха, пытаясь отогнать мираж из прошлого.


Ночью Бранд плохо спал. Ему снилась Вик, будто они, совсем ещё молодые, стоят на площадке в Кол-де-Турини, а под ногами с рёвом пролетают раллийные болиды, спускаясь зигзагами к морю. В той гонке они разбились. Вот показался их авто, где он был пилот, она – штурман. Не глядя Бранд нащупал руку Вик и сжал, что есть силы. Ещё через два поворота их болид вылетит с трассы и соскочит на несколько уступов вниз. Вик погибла сразу, а он почему-то отделался лишь парой синяков и царапин.

Бранд отвернулся от трассы и посмотрел на девушку. Улыбаясь, она смотрела на него и вдруг начала растворятся в воздухе. Молодой человек сжал её руку сильнее, но ладонь Вик просочились сквозь его пальцы и исчезла. Бранд остался над уступом один.

На следующий день он крепко напился и только к вечеру позвонил Эмм. Когда она вошла в бар, её лицо в точности походило на лицо Вик. Наваждение не пропало. Несмотря на выпитую бутылку виски, Бранд вытащил Эмм на задний двор и грубо овладел ей. Глаза его застили слёзы, он с отчаянием вглядывался в лицо девушки, узнавая черты Вик.

Ещё через три дня Бранд не выдержал и нашёл в газете телефон психолога. Объявление было в резной рамке с виньетками, звание доктора медицины внушало доверие. Молодой человек набрал номер и договорился о встрече.

На вид доктору Соулсу можно было дать лет пятьдесят. Серый костюм ладно сидел на его худощавой фигуре, и только животик, натянувший жилет, портил впечатление. Уложив на диван, он выслушал Бранда, после чего кивнул, снял и протёр носовым платком очки в тонкой золотой оправе и заявил:
– Проекция. Вы чувствуете вину за аварию, в которой погибла девушка, и психика пытается снять давление на вашу личность, заместив реальный образ Эмм лицом Вик.
– И что теперь делать? – спросил Бранд, успокоившись, что его случай не уникален.
– Само пройдёт, - зевая заявил Соулс, – Попейте седативных.

Выписав рецепт и предъявив счёт, доктор назначил следующую встречу через месяц.
– На всякий случай, - заявил он, чтобы молодой человек не нервничал. - И смените, пожалуй, девушку, которую пользуете сейчас для секса. Опять же, на всякий случай.

Бранд вышел на улицу. Город Нью-Йорк осенью ему нравился. Найти новый секс в сентябре тут не представлялось сложным. Восточно-европейские овчарки шлюшки, слетевшиеся на Открытый чемпионат в Квинсе, давали за просто так и ради туристических впечатлений, модели, вернувшиеся с летних каникул, искали новых бой-френдов, первокурсницы Колумбийского университета расставались с девственностью прямо в клубах.

Бранд набрал номер Эмм и сходу заявил ей:
– Сладкая, нам нужно расстаться.
После такого короткого заявления он нажал на трубке отбой, пока Эмм, получившая информацию в ухо, не доставила её в мозг и не начала верещать. Вытащив блядскую симку, Бранд зашёл в маркет, где раньше располагался архив, а теперь можно было купить всё.

Новый номер, предназначенный для блядей, стрижка, презервативы и успокаивающие таблетки уместились в один бумажный пакет. В свободную руку Бранд взял бейгл с лососем и с аппетитом перекусил. Соулс смог его успокоить. Сейчас он поедет домой, хорошо отдохнёт, а вечером пойдёт в Роуз, где снимет двух, а то и трёх теннисисток или студенток. Модели ему надоели.


продолжение... надо? )
не, мне похер на музыку. у меня медведь на ухо наступил!
палпфикшн - лучшая проза, если чо. самая сложная. но я так понимаю, что ты меня не похвалить хотел, гад
Начало - Ремарк-стайл, а потом на блядство съехало )
До ржачного китча не хватает штампов. Если продолжить в жанре пародии на дамский роман получится весчь.
в продолжении можно добавить фашистов, инопланетян, ну, и какого-нибудь неожиданного персонажа
какого-нибудь неожиданного персонажа
Павлик Морозов подойдёт?

Edited at 2013-07-01 08:17 am (UTC)
Re: какого-нибудь неожиданного персонажа
укупник же. ну, или на крайняк гришковец какой-нить
Re: какого-нибудь неожиданного персонажа
Укупником,ты снизводишь Кристиночкину сурьёзную прозу до уровня Кича.
Я ф пичали.
Re: какого-нибудь неожиданного персонажа
не, тут укупник может выступить уже не как поедатель своего паспорта перед загсом, но как композитор, автор музыки к фильмам
автор музыки к фильмам
Тада лучше Павлик.Этот только папу предал.
Re: какого-нибудь неожиданного персонажа
(назидательно) Не снизводит, а поднимает ...
Не снизводит, а поднимает ...
Кристиночкина проза стоИт выше всяких определений.
я бы с удовольствием почитала продолжение