October 2nd, 2012

(no subject)

Иногда мне бывает грустно, часто – чрезвычайно. Представляешь себя точкой на линии, прозрачным бегунком линейки, который остановился вдруг, замер, а жизнь – эти деревянные полозья – кто-то продолжает тащить мимо тебя.

Кажется, что управляешь временем, растягивая или сжимая секунды, которые подчиняются твоему разуму, как губка впитавшему в себя алкоголь. Пить в одиночестве, под ночь, когда уже все заснули – традиция нехорошая, тщательно избегаемая. Однако, хули же делать там, где тебя душой нет?

Завтра, скоро, опять всё изменится, пойдёт кувырком, тихий дом сменит, надеюсь, хоть какое-нибудь побережье –Восточное или Западное. Какое конкретно? Не так уж и важно. Но там, наверное, снова смогу писать, спать без снедаемых разум кошмаров, курить на закат, прячась в капюшон кенгурушки с начёсом. Там будет другая жизнь, та, прежняя, по которой скучаю шесть лет. Знакомые кварталы, из которых бежала, и, главное, Пирс. Тот самый, с которого началась моя взрослая жизнь.