February 2nd, 2013

Пейсаки

Есть люди, которых нельзя назвать уродами. Ну, у всех есть недостатки во внешности, у кого-то критические, а у кого-то не очень. Нет, в красавцы, конечно, последних не запишешь, но вот явного уродства не наблюдается. Смотришь на них и не находишь по большому счёту до чего доебаться. Пусть, толстоват. Пусть, нос картошкой. Пусть даже, уши торчат. Но не уродство всё это в глобальном смысле. Однако смотришь на них, и вздрагиваешь от отвращения. Будто таракана раздавила. Или опарыша.

В литературном плане я доверю немногим. Вкусу людей – таких почти нет. Сама почитать не дура, сама разберусь – где писатель, а где писака. Но тем изранным, вкусу которых таки доверяю, – можно давать мне советы. Вот одна из них дала: прочитай, говорит, Быкова.

С трудом, признаюсь, взялась. Да посмотрите сами, как вот такое читать?


Но взялась. Взялась по совету. Ознакомилась, блядь, с творчеством. И лучше бы не бралась. Шедевр называется «Списанные». Нет, я предполагала и ожидала то, что меня ждёт. Понимала, конечно. Читала ведь и до того же его писанину. Пробегала глазами, морщилась и откладывала. А тут, насоветовали. Старая Оля блядина.
– Ты против оппозиции, ты не читала Быкова! – она гладила меня по руке.
– Да читала его, бездарность и нассанное в тапки, – вяло отбрехивалась я. – Да и что он нового может мне доказать в протестном движении, если и без того понятно, что все вы – тупое хомячьё, неспособное к диалогу.
– А ты прочитай, а после поговорим, – нежно гипнотизировала меня Оля и зачем-то всё гладила по руке. Может быть, это какой-то ритуал из гипнотизёрских?

Collapse )