bash_kirka (bash_kirka) wrote,
bash_kirka
bash_kirka

Categories:

Неприятный Марат

У меня был знакомый Марат. По какой-то страной причине люди его сторонились. Причём, без исключения. Стоило ему выпить с коллегой, тот превращался в его недоброжелателя. Лютого, беспощадного, до красных глаз при упоминании одного только имени. Девушки от него сбегали после первого же свидания, если до него вообще доходило.


Это тем более было странным, что со стороны всё выглядело прилично. Марат был всегда чисто выбрит, опрятен, пах ненавязчиво хорошим одеколоном и не курил. Два высших образования, приличный костюм и обувь, а бабам – всегда цветы. Не был и жмотом, платил за всех в ресторане, благо и зарплата позволяла шик.

Но что-то всё равно не складывалось. Помню, как он пытался ухлёстывать за нашей Машей. Приходил с букетом, улыбался, дарил, быстро съёбывал на машине с водителем. Не навязывал ей своё общество, но она всё равно рот кривила.
– Маша, в себе ли ты дура? Ну где с твоей вялой жопой и короткими от природы ногами, ты найдёшь себе вариант лучше?
– Да понимаю я всё! – говорила самокритичная Маша: – Но не могу я, противно!
– Чего противно, кенгуру ты обыкновенная?!
– Сама не пойму, но противно!

Так и прожил Марат до тридцати лет, пока не встретил Айгюль. Продавец в Ашане и просто весёлая девка быстро оценила благосостоятельного Марата и не выразила своего отвращения. Бодренько переспав с ним, она через неделю уже перевезла в высотку все свои трусики. И зажила счастливо.

На людях Айгюль висла на плече Марата и изображала всем своим видом семейное счастье. Окружающие плевались от брезгливости, но терпели – ведь никто не понимал, почему Марат был всем неприятен.

Через три месяца случилось страшное – Марат, вернувшись домой не вовремя, застукал Айгюль с любовником. Он звонил всем и плакал. Люди брезгливо отодвигали телефонные трубки подальше от головы, но Марат так громко стенал, что всё равно всё было слышно.

Нет, он конечно её простил. Свою ненаглядную и дорогую сердцу Айгюлечку. Ведь всем остальным людям и женщинам Марат был всё равно неприятен. А Айгюль снова на людях висела на нём, счастливо улыбалась и давала Марату. Настоящее страшное случилось ещё через месяц: Айгюль повесилась.

В записке девушка написала, что Марат ей был неприятен. Возвращаться в общагу с киргизами ей не хотелось, а терпеть Марата стало невмоготу. И она ушла из жизни, объяснив своё решение внутренним противоречием.

Когда Марат плакал на похоронах, все смотрели на него с осуждением. Как ни крути, это ведь он был виноват, хоть и не виноват. Нельзя быть таким неприятным и тем более нельзя ставить людей в безвыходное положение. В общем, все жалели Айгюль. Марат с тех пор живёт один, никто с ним не разговаривает даже по сотовой связи.

Если кто-то думает, что я сейчас раскрою секрет неприятности Марата, то ошибается. Я этой тайны не знаю. Он был просто неприятен и всё. Так тоже бывает, ничего не поделаешь.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 60 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →